Фириат тор НедЭстро
Над нами только Небо!
Саший вновь меняла отряды. Один за другим. Не сказать что никто не хотел брать с собой жреца, нет. Скорее никто не хотел брать жреца посвященного Тьме. Хотя порой находились и те, кого это устраивало. Пусть не на долго, но можно было двигаться дальше. Глубже, к самым потаенным частям Аргуса. До безумия не хватало родного отряда, пускай командиром и был рыцарь смерти. Мерзкое отродье Плети, как сама жрица не раз честила син'дорай. Слишком сильна была ненависть к Плети, слишком много воспоминаний, хотя Саший отлично понимала, они одинаково жертвы Короля Лича. Равно убитые и поднятые, только он как верный рыцарь, а она как жалкая нежить. Да и невозможно ненавидеть того, кто день за днем живым щитом стоит между тобой и врагом, привычно огрызаясь и морщась от вспышек исцеляющего Света лекарей.
Но хуже всего приходилось в Анторусе, временами шёпот Кинжала становился просто невыносим. Обещания силы, темные пророчества, издевки. Нескончаемые потоки насмешки над Саргерасом и подчиненными ему Легионами. Жрица помнила, нельзя слушать Ксалатат, можно лишь брать силу, своей волей направлять оружие. Подчинять своим целям, но все чаще казалось что это иллюзия, и Клинок подчиняется лишь пока ей самой выгодно. До поры до времени.
Вновь тихие смешки, бархатный шёпот в глубине сознания. Но слушать нельзя. Не время и не место. Жрица привычно отрешилась разглядывая знакомый отряд. Все шло своей чередой. Группа друидов-лекарей сосредоточенно обсуждают порядок в каком будут поднимать отряд в случае крупных неприятностей, словно за месяцы что-то могло измениться. Маг лениво листает книгу и напоминает собрату что его усиление будет вторым, как и всегда. Глава отряда, спокойный, совершено невозмутимый паладин последний раз проходит по всему проверяя готовность и повторяя распоряжения. Возможно жрецу Тьмы были рады не все, но пока она выполняет свои обязанности, никто не оспорить приказа лидера о её назначении. Ближе к демону, перегородвишему проход стоит новенький латник. Саший с интересом пригляделась к неуловим знакомой невысокой фигуре. Мужчина чуть повернулся к подошедшему паладину и жрицу обожгло узнаваниеи. Командир. Больше всего хотелось подойти и просто обнять, сказать как рада видеть, как соскучилась, как ненавидит это порождение Плети и как счастлива что он цел, то что хотела сказать ещё покидая отряд, но так и не осмелилась. Послышался последний отсчет до атаки, и жрица успела сделать лишь одно, осторожно провести пальцами по руническому клинку, как делала десятки раз, не смея отвлекать. Самыми кончиками пальцев. На губах сама по себе появилась улыбка, редкая гостья за последние месяцы. Лучший командир и надёжный товрищ. Мерзкое отродье Плети. Живой.